Пирамида Маслова в свете телеософии

Мотивационная иерархия, созданная Абрамом Самуиловичем Масловым, существует в нескольких версиях. Базовая состоит из пяти ярусов, расширенные обычно включают семь или восемь.

Первый ярус — так называемые физиологические мотивы. Физиологическими они названы вовсе не из-за своей природы, как многие думают, а из-за того, что все они непосредственно связаны с поддержанием индивидуальной жизни. Упоминаемая среди них, например, необходимость убежища не физиологична. Именно поэтому, кстати, секс, хотя многие относят его к физиологии, был вынесен из этого яруса критиками и позднейшими продолжателями Маслова и переставлен двумя ступенями выше. С точки зрения телеософии данный ярус можно назвать даосским.

Второй ярус — безопасность. Безопасность не то же самое, что непосредственное поддержание жизни. Жить можно и в опасности, а для некоторых “жизнь без риска как еда без соли”. Безопасность — это минимум контроля. В некоторых обстоятельствах, например, безопасность требует определённой суммы денег. Поэтому второй ярус с точки зрения телеософии можно назвать материалистическим.

Третий ярус — общность и любовь. В данном случае имеется в виду включённость в некое целое и окружённость родными людьми. То есть речь идёт не о христианской деятельной любви и не о конфуцианском социальном ладе. Речь идёт о семье, малой или большой. Поэтому с точки зрения телеософии третий ярус можно смело назвать языческим.

Четвёртый ярус — уважение. Тут всё очевидно. Это конфуцианский ярус.

Пятый ярус базовой версии — так называемая самоактуализация. Этот случай мы уже разбирали: под мудрёным канцеляризмом скрывается самая что ни на есть христианская деятельная любовь. Товарищ Маслов поставил христианство на вершину своей знаменитой пирамиды в её базовой версии.

В расширенных версиях между уважением и самоактуализацией есть ещё две ступени.

Пятый ярус расширенной версии — познание. Тут тоже всё понятно. Для телеософии это скептическая ступень.

Шестой ярус расширенной версии — эстетика. Удивительно, но гедонизм оказался у сурового Абрама Самуиловича на довольно высокой ступени. То есть пока со всем предыдущим не разберёмся, удовольствие от жизни не получим. Человек старой школы.

В расширенной версии христианский ярус идёт седьмым, а восьмым иногда добавляется так называемая трансцендентность. В принципе трансцендировать можно любую из предшествующих ступеней. Поддержание жизни можно представить как поиск бессмертия за пределами тела (“освободившись от трупа”, как говорят даосы), безопасность как власть над миром (“пока не подчиню всё на свете, не буду в безопасности”), принадлежность к семье как единение со всем бытием, уважение как космический лад, познание как сверхпостижение запредельной истины, эстетику как испепеляющую потустороннюю красоту, самоактуализацию как уподобление Творцу мира.

Если же смотреть на это с точки зрения телеософии, то вне пирамиды остались ещё два звена комплементарного круга — свобода от зависимостей и достоинство. Оба мотива можно назвать “немирскими”, так как они не только в перспективе, но и по самой своей сути постулируют трансцендентную реальность. Свобода от зависимостей прямо говорит о том, что возможно некоторое состояние, когда вы не привязаны ни к чему, в том числе к своему собственному существованию, то есть состояние за пределами бытия и небытия. Достоинство с необходимостью предполагает, что существует некий трансцендентный Источник нашей судьбы, прерогативами которого нельзя наделять никакую посюстороннюю сущность. В обоих случаях практическим следствием становится некоторое (хотя и разное по характеру) пренебрежение мирскими делами и благами. В зависимости от того, какой из вариантов мы выберем, восьмую ступень с точки зрения телеософии можно будет назвать буддийской или исламской. Неслучайно же эти два воззрения поделили между собой Восток. Впрочем, изредка можно встретить и девятиярусные версии пирамиды.

Таким образом, пирамида Маслова охватывает собой все или почти все конечные цели человеческой жизни из комплементарного круга. Такое бывает, даже у Гегеля в его схеме развития религий выпал ислам.

Наиболее критикуемой стороной концепции Маслова является сама иерархия. Общая претензия состоит в том, что, дескать, её можно выстроить в любом порядке. В общем это, конечно, так, и всё зависит то того, какой из элементов иерархии мы выберем в качестве критерия. Но в то же время есть такой технический критерий, как неотложность. Именно его можно применять в ситуациях, когда комплементарные высшие ценности вступают в тактические противоречия друг с другом. Есть основания считать, что именно его (в том или ином понимании) положил Маслов и в основу своей пирамиды.

Телеонавтика и пограничные ситуации

Не для слабонервных. И вообще, см. дисклеймер к подобным материалам.

Странно, что людей, которым выносят смертельный диагноз, не ставят немедленно на специальный полицейский учёт. Когда врач объявляет больному, что тот обречён, тут же должен присутствовать полицейский, который разъяснит умирающему его новые обязанности и новое ограничение его прав. Ведь по сути такой человек совпадает с тем, что Уильям Тенн в своём “Сроке авансом” назвал допреступником. То есть он получил приговор, не совершив преступления, а значит теперь страх наказания не может его остановить. Разве цивилизация, которая делает ставку именно на этот страх, может позволить себе, чтобы приговорённые свободно гуляли среди ещё боящихся. С этой точки зрения такие люди могут совершить что угодно.

Близки к данной категории особо опасных и вообще все глубокие старики. Жизнь позади, смерть кажется близкой, каких-то ещё благ ждать не приходится — одни уже недоступны, другие приелись либо разочаровали. В принципе они могут решиться на любой эксперимент. С точки зрения общества, в котором нормальными признаются только материалистические и гедонистические устремления (даже различные религии в нём всё больше отождествляются с психическими отклонениями), подобная открытость новому исключительно страшна.

Где-то рядом с этой зоной риска пребывают инвалиды. Да, многие из них ещё мучительно хотят и боятся того же, что и все прочие люди, но длительный опыт инвалидности в сочетании с психическим здоровьем может освободить их от подобного бессмысленного утыкания в глухую стену.

Наконец, есть и совсем ужасающие случаи — люди с врождённой ангедонией, анальгезией и социопатией. То есть изначально нечувствительные к фундаментальным стимулам, на которые опирается весь современный общественный порядок.

Все эти аутсайдеры находятся по крайней мере в латентном конфликте с мейнстримным обществом. Из-за этого плохо и тем, и другим. Отчего бы в таком случае не воспользоваться ситуацией всем во благо. Пусть те люди, которые невольно выпали из системы целей общества, обратят минусы своего положения в плюсы и устремятся к поиску новых целей. Отчего бы не дать им, к примеру, свободу употреблять те или иные психомодифицирующие вещества. Понятно, что под наблюдением врачей и проч. Отчего бы не поощрить их творчество и не сделать его предметом изучения. Ведь это новая осмысленность и новая жизнь для тех, кто уже утратил надежду. И в то же время новая надежда для тех, кто всё ещё блуждает в трёх соснах стандартных желаний.

Outline of supreme values

Supreme/intrinsic value
1) is something you can experience one way or another (experientiality),
2) is something fundamental unrealizability of which you couldn’t live with (necessity),
3) is something you could devote all your life to and/or give your life for (existentiality),
4) could be the chief subject of all intentions and the ultimate end of all activities (teleologicality),
5) could be something for the purpose of what everything else is but not something that itself is for something else (ultimateness),
6) could be the source of all evaluations, sets the evaluation scale within which you could evaluate everything including any phenomenon or behavior (normativity),
7) unfolds and is indicative of certain dimension of being and certain aspect of personality (ontologicality),
8) could be acquired by any sentient being regardless of his or her individual peculiarities or belonging to one or another category (universalism),
9) valid in all circumstances, retains its importance in all possible worlds (analyticity),
10) sets a worldview, but does not result from a preset worldview (metaphysical neutrality),
11) could not possibly annoy or some other way manifest its limitation (inexhaustibility),
12) is something you can settle on, could be projected into eternity (eternitiness),
13) could be presented as the absolute beyond mundanity or nature (transcending capability),
14) is irreducible to any other value, is not a derivative from them (primacy),
15) is a dominant focus around which one or more worldview-historical traditions or spiritual movements were formed (cultural-historical significancy).

1. Complementary supreme values
These values may be in situational contradictions with each other, but in general they contribute to the implementation of each other, and they complement each other strategically.

Health
General definition: remoteness from death.
Semantic field: self-preservation, survival, life, vigor, energy, longevity.
Opposite: disease.
Extreme points of the scale: eternal youth — death.
Counterpart in psychology: zest for life (joie de vivre).
Counterpart in Indian culture: ayush (life, आयु).
Counterpart in Chinese culture: kangning (physical and mental health, 康寧), shou (longevity, 壽), xian (immortality, 仙).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Taoism.

Control
General definition: ability to manage circumstances in strict accordance with a plan.
Semantic field: benefit, utility, wealth, power, strength, freedom, domination, power.
Opposite: helplessness.
Extreme points of the scale: absolute power — slavery.
Counterpart in psychology: a sense of control.
Counterpart in Indian culture: artha (means of life, अर्थ).
Counterpart in Chinese culture: fu (wealth, 富), gui (official career, 貴), li (benefit, 利).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Materialism.

Social harmony
General definition: mutual concord with others.
Semantic field: mutual sympathy, mutual understanding, unanimity, congruence, conformity, tact, ceremoniousness, good fame.
Opposite: disharmony.
Extreme points of the scale: cosmic order — chaos.
Counterpart in psychology: rapport.
Counterpart in Indian culture: yazas, yashas (honor, यशस्).
Counterpart in Chinese culture: shu (reciprocity, 恕), li (order, 理), li (decency, 礼), da tong (great unity, 大同).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Confucianism.

Freedom from addictions
General definition: overcoming painful dependence on anything.
Semantic field: tranquility, serenity, detachment, passionlessness, freedom from suffering.
Opposite: enslavement and dazzlement by desires.
Extreme points of the scale: nirvana — unquenchable thirst.
Counterpart in psychology: calm.
Counterpart in Indian culture: nirvana (निर्वाण), bodhi (बोधि).
Counterpart in Chinese culture: niè-pán (涅槃).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Buddhism.

Prosperity of a family
General definition: being encircled by one’s own kin.
Semantic field: reproduction, domesticity, clannishness, multiplicity of kindred, folk flourishing, union with the whole being.
The opposite: loneliness.
Extreme points of the scale: unity with all things — complete alienation.
Counterpart in psychology: feeling oneself as a part of the whole (participation, oceanic feeling).
Counterpart in Indian culture: moksha (मोक्ष), tat tvam asi (thou art that, तत्त्वमसि).
Counterpart in Chinese culture: zi sun chung (many sons and grandchildren, 子孫眾多).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in all forms of vernacular religions.

Knowledge
General definition: the pursuit of knowledge for the sake of knowledge itself, and not for the sake of something else.
Semantic field: curiosity, desire for newness, research interest, impartiality, doubt.
Opposite: ignorance.
The extreme points of the scale: absolute truth — delusion.
Counterpart in psychology: awareness.
Counterpart in Indian culture: jnana (knowledge, ज्ञान), satya (truth, सत्य).
Counterpart in Chinese culture: zhi (knowledge, 知), di (truth, 諦).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Skepticism.

Pleasure
General definition: any agreeable sensations.
Semantic field: delight, contentment, enjoyment, fun, euphoria.
The opposite: discontent.
Extreme points of the scale: bliss — anguish.
Counterpart in psychology: pleasure.
Counterpart in Indian culture: kama (passion, काम).
Counterpart in Chinese culture: si (joy, 喜), feng liu (wind and flow, 風流).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Hedonism.

Self-realization
General definition: inspired help to others.
Semantic field: active love, vocation, favorite occupation, diligence, enthusiasm.
The opposite: vacancy.
Extreme points of the scale: eternal inspiration — aversion to everything.
Counterpart in psychology: flow.
Counterpart in Indian culture: dharma (duty, धर्म).
Counterpart in Chinese culture: ren (philanthropy, 仁), li ai (love that bears favor, 利愛).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Christianity.

Dignity
General definition: the refusal to endow the imperfect with the rights that only an all-perfect being can possess.
Semantic field: inflexibility, immovability, perseverance, steadfastness, monotheism, non-fussiness.
Opposite: groveling.
The extreme points of the scale: disregard of all idols — idolatry.
Counterpart in psychology: self-esteem.
Counterpart in Indian culture: ishvara-pranidhana (surrender to God, ईश्वरप्रणिधान), nirguna bhakti (devotion beyond images, भक्ति).
Counterpart in Chinese culture: junzi (lording master, 君子).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Islam.

2. Borderline/mixed supreme values
These supreme values may not only enter into situational contradictions with others, but in general they may not contribute to the realization of other supreme values.

Victory
General definition: the suppression of any hostile actions.
Semantic field: dominance, preponderance, triumph, prevailment, success in a struggle, rout of the enemy.
Opposite: defeat.
Extreme points of the scale: the destruction of the enemy — the victory of the enemy.
Counterpart in psychology: a sense of superiority.
Counterpart in Indian culture: vijaya (विजया).
Counterpart in Chinese culture: shèng lì (胜利).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Zoroastrianism.

Peace
General definition: the complete absence of any anger and desire to harm anyone.
Semantic field: non-violence, quietude, silence, benevolence, goodwill, tranquillity.
The opposite: violence.
Extreme points of the scale: war against all — friendliness to all.
Counterpart in psychology: the absence of aggression.
Counterpart in Indian culture: ayoga kevali (silent omniscience, अयोग).
Counterpart in Chinese culture: an le (calm and joy, 安樂).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Jainism.

Reflection
General definition: disengaging oneself from all existing values.
Semantic field: self-awareness, critical thinking, wisdom, meditation, creative search.
The opposite: narrow-mindedness.
The extreme points of the scale: going beyond the usual — automatism.
Counterpart in psychology: introspection.
Counterpart in Indian culture: prajna (super-comprehension, प्रज्ञ).
Counterpart in Chinese culture: zhi (cunning, 智), sheng (perfect wisdom, 聖).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Philosophy as a specific lifestyle.

Speed
General definition: frequency of all kinds of adventures.
Semantic field: intensity, eventfulness, tempo, turbulence, ebullience, brightness, energy.
The opposite: calm.
The extreme points of the scale: abundant life — emptiness.
Counterpart in psychology: agitation.
Counterpart in Indian culture: carita (motion, चरित).
Counterpart in Chinese culture: yi (changes, 易).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Futurism, Punk and Rock movements.

Chaos
General definition: unpredictability of current and upcoming events.
Semantic field: suddenness, spontaneity, arbitrariness, contingency, eventuality, randomness, uncertainty, mess, anarchy.
The opposite: boredom.
The extreme points of the scale: fireworks of surprises — hopelessness.
Counterpart in psychology: anticipation.
Counterpart in Indian culture: adbhuta (wonder, अद्भुत).
Counterpart in Chinese culture: hundun (muddled confusion, 混沌).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Discordianism and Chaos magic.

3. Non-complementary supreme value
This value may situationally contribute to the implementation of other higher values, but in general it contradicts them, eliminates their implementation.

Non-existence
General definition: elimination of the very possibility of any perceptions.
Semantic field: annihilation, ruin, death, extermination, destruction, decay, disappearance, emptiness.
The opposite: life.
Extreme points of the scale: nothing — a whirlwind of being.
Counterpart in psychology: oblivion.
Counterpart in Indian culture: samhara (annihilation, संहार), pralaya (dissolution, प्रलय), bhedika (destruction, भेदिका).
Counterpart in Chinese culture: wu wu (absence of absence, 無無).
Counterpart in worldview-history: as a value dominates in Nihilism.

Телеонавтические практики

Телеонавтические практики — это практики поиска новых конечных целей (высших ценностей) человеческой жизни, ради того чтобы прежние цели воспринимались в свободе и вдохновении (об этом см. один, два, три, четыре).

Начнём сразу с того, что для полноценного поиска новых конечных целей необходим целый международный институт с приличным финансированием. Хотя бы потому, что требуется постоянный мониторинг идейной жизни: где что новое или относительно новое появилось и как оно соотносится с тем, что уже было. Хоть в каменных джунглях, хоть в деревянных. Даже неказистые, безумные и едва заметные вещи в этой области могут оказаться чем-то очень ценным, что в будущем вырастет в громадные культурные движения. Точно так же надо шерстить прошлое — вдруг мы что-нибудь пропустили. Речь идёт о религии, идеологии, искусстве и всяких пограничных штуках. Любая декларация новой цели заслуживает внимания. И любое подобие новой цели, даже если не было никаких деклараций. Всё должно браться на карандаш, испытываться, заноситься в учётные карточки и т.п.

Далее, должны быть люди, которые не думают ни о чём, кроме новых целей. Делать они это могут как угодно. Пусть хотя бы вот просто сидят и ждут озарения. Хотят стоять на голове — пусть стоят. Хотят переориентировать традиционные религиозные обряды на телеонавтические задачи — пусть переориентируют. Хотят молиться Богу, чтобы Он открыл, какой другой конечной цели, помимо Него самого, можно посвятить свою жизнь — пусть молятся. Если им для всего этого нужно что-нибудь радикальное, это должно у них быть. Хотят экспериментировать с состояниями своего сознания — пусть экспериментируют. Выполняемая ими задача настолько важна, что возможно поставить под вопрос многие принятые ограничения. Речь может идти о своего рода резервациях или, например, о монастырях.

Два важнейших момента — информированность и результативность. Телеонавт должен знать, какие конечные цели уже открыты. Очевидно, что в противном случае он будет изобретать велосипед. Телеонавт должен владеть всеми критериями конечных целей. В противном случае он не будет понимать, что ищет. Телеонавтическое сообщество должно быть продуктивным, творческим. Нечто вдохновляющее в той или иной форме оно, это сообщество, должно выдавать с известной регулярностью, а лучше непрерывно. Один человек может остановиться и надолго замолчать. Сообщество должно бурлить. Потому что философские размышления, научные исследования, мистические озарения, художественные произведения, посвящённые поиску новых конечных целей — всё это тоже телеонавтические практики. Должна быть такая институция, и должны быть результаты её деятельности.

Комплементаризм vs. экстремизм

Комплементаризм и экстремизм соотносительные понятия. Без комплементаризма и противопоставления ему экстремизм не может иметь никакого значения.

Комплементаризм — это признание возможности сосуществования разных мировоззрений, учений, религий, культур, цивилизаций. Экстремизм — это непризнание такой возможности.

Что значит сосуществование? Разнонаправленные динамические системы не могут сосуществовать, если они не дополняют друг друга. Они не могут просто находиться рядом, игнорируя друг друга. Они обязательно придут во взаимодействие, и это будет либо конфликт, либо сцепка, взаимодополнение.

Комплементаризм учит, что есть круг воззрений, которые могут дополнять друг друга как на уровне общества, так и на уровне личности. Нет требования, чтобы всякая личность принимала сразу несколько или все взаимодополнительные учения в их полном объёме. Но если это возможно для общества, это в принципе возможно и для личности.

Экстремизм учит необходимости дурной жертвы. Надо принять одно и пожертвовать всем другим, отвергнуть всё другое, попрать его. Вместе с другими учениями вы жертвуете и их высшими целями, отвергаете и попираете их. Приверженцев всего другого вы можете в лучшем случае терпеть, то есть сдерживать свои ненависть и презрение по отношению к ним. Такое сдерживание всегда временно, и любая терпимость есть лишь тонкая оболочка экстремизма.

Следует подчеркнуть, что экстремизм не то же самое, что эксклюзивизм, то есть убеждение в том, что высшая цель, которая провозглашается каким-то учением, может быть достигнута только благодаря этому учению, исключительно посредством метода, заложенного в этом учении. Экстремизм выходит за пределы эксклюзивизма и направлен не на утверждение, а именно на отрицание всех других целей, а значит и всех других учений как средств их достижения. Он стремится сделать человека и общество одномерными, уплощёнными, то есть по сути мёртвыми.

Поэтому комплементаризм может служить прекрасным тестом для выявления экстремизма.

Первая реакция экстремиста — нежелание вообще слушать и вникать во что бы то ни было. Экстремизм в своей глубине отрицает разум и чужд всяких аргументов. Экстремист хочет быть слепым и чтобы другие были слепы. Само существование другого воззрения для него нестерпимо болезненно. Вот почему ксенофобия, фанатизм, агрессия всегда сопутствуют экстремизму. Если же вы предъявите экстремисту возможность взаимодополнения учений, сам принцип сочетаемости разных воззрений, ярости его не будет предела.

Но даже если ярость будет подавлена и замаскирована, экстремизм легко обнаружить в отрицании, будь оно обосновано или нет. Если вы желаете бороться с экстремизмом и преодолевать его, следует помнить, что комплементаризм есть идеал, прямо противоположный экстремизму, и как таковой он есть лучший способ выявить экстремизм.

Imitatio humani et imitatio Dei

1. Иероглифы и конечные цели: “Китайская комната”
Если Сёрлу, сидящему внутри китайской комнаты, дать не императивную инструкцию, а набор задач, которые необходимо решить в ходе коммуникации, каждый иероглиф немедленно приобретёт для него какое-то, пусть сначала туманное, значение. Сёрл не знает китайского, но он видит реакции на тот или иной иероглиф и способен оценить степень их соответствия стоящим задачам. В зависимости от сложности задач со временем значение каждого иероглифа будет становиться всё яснее.

Комплементаризм для юристов: на примере исполнения наказаний

Моральные дилеммы — популярный философский жанр, в котором человеку предлагается выбирать между убийствами знакомых и незнакомых людей, между дружбой и любовью, между семьёй и Родиной, между жизнью и честью и проч. и проч. У всех этих разнообразных историй есть одна общая черта: персонаж злодея, который всё это организовал. У Филиппы Рут с её знаменитой вагонеткой это сумасшедший философ. В “Бэтмене” это Джокер. У Сартра речь уже идёт о нацистах. В знаменитом своей дилеммой романе Уильяма Страйтона “Выбор Софи” всё вообще происходит в Освенциме. Таким образом, моральные дилеммы едва ли отделимы от образа изувера, который ставит людей в такие условия. Можно сказать, что праотцом почти всех моральных дилемм является Прокруст.

Так вот, задача государства и права - быть чем-то противоположным изуверству, быть как можно дальше от нацизма и т.п. Государство и право должны создавать такие условия, чтобы человеку не приходилось ничем жертвовать, а наоборот, чтобы человек мог свободно осуществлять все высшие цели своей жизни. Жизнь и здоровье, имущество и свобода, доброе имя и общественное положение, брак и семья, труд и самореализация, убеждения и достоинство, образование и культура, покой и безмятежность, радость и счастье граждан — всё это конечные цели не только отдельных отраслей законодательства и отдельных государственных учреждений, но всего законодательства в целом и всей государственной системы. Ни одна норма и ни одно административное действие не должны противоречить ни одной из них.

Возникает закономерный вопрос: а что же эти самые злодеи, которые живут среди нас, как быть с ними? Разве государство и им должно создавать такие условия? Да, даже им государство должно создавать такие условия. Даже злодеям, что уж говорить о законопослушных гражданах. Несомненный злодей, изобличённый преступник является крайним и оттого наиболее наглядным примером, на котором можно показать комплементарные обязанности государства.

Начнём с того, что преступление и наказание существуют для государства только в измерении контроля. Контроль — это свобода распоряжаться по своему усмотрению ресурсами, признанными вашей собственностью. Вы можете распоряжаться своим телом, своим временем, своей физической силой, своими навыками, своим имуществом — как вам угодно, но в рамках аналогичной свободы других людей. Эта оговорка про ограничивающую свободу других всегда подразумевается (и зачастую прямо выражена) во всех нормативных актах. Государство призвано следить за тем, чтобы никто не преступал всеобщую меру свободы. Соответственно преступление — это вторжение в свободу других, ограничение их свободы. А наказание, таким образом, это уменьшение меры свободы преступника. Мера наказания высчитывается почти математически. Государство отнимает у преступника свободу в соответствии с тем, насколько он отнял свободу у других. Наказание должно быть соразмерно преступлению, однако не один к одному. Справедливость наказания — это соразмерность плюс милосердие. Древние государства отнимали око за око, зуб за зуб, и это было слишком жестоко. Ныне довольствуются тем, чтобы ограничить свободу преступника ровно настолько, чтобы он сам отучился ограничивать свободу других и чтобы потенциальные преступники задумались. Для нас, важно, однако, то, что государство отнимает именно свободу, а не что-то ещё. Даже отнимая жизнь посредством смертной казни, государство отнимает именно свободу, поскольку не верит, что тот или иной страшный преступник когда-нибудь отучится покушаться на чужую свободу и что ему подобных остановит какой-либо ограниченный срок. Впрочем, сегодня государства всё больше переходят в этих случаях к пожизненному ограничению свободы или даже просто к очень длинным срокам такого ограничения, заведомо превышающим возможный срок жизни преступника. Но ничего другого, помимо свободы, государство не отнимает. Государство не должно мучить мучителя, травить отравителя, оскорблять оскорбителя и т.п.

Таким образом, и в местах лишения (ограничения) свободы, то есть контроля индивида над своими ресурсами, этот индивид имеет права на осуществление всех прочих высших ценностей, то есть конечных целей человеческой жизни. И государство обязано их обеспечить.

Наиболее очевидный пример — здоровье. Все осуждённые преступники, какими бы злодеями они ни были, имеют право на то, чтобы условия их содержания не разрушали их здоровье. Они имеют право на своевременную и квалифицированную медицинскую помощь. Если какой-либо начальник делает что-то такое, что наносит ущерб здоровью осуждённых преступников, он сам становится преступником. Если этому способствует какая-либо норма, она является противоправной и подлежит отмене.

Менее очевидный на первый взгляд пример — удовольствие. Вроде бы места лишения свободы не созданы для удовольствия осуждённых преступников. Но они и не созданы для того, чтобы их мучить. Если какой-либо начальник так или иначе пытает осуждённых преступников или просто допускает пытки, он сам становится преступником. Если этому способствует какая-либо норма, она является противоправной и подлежит отмене. А как же удовольствие? Дело в том, что нейтральное состояние безболезненности — чисто теоретическая конструкция. Практически же, если человека перестают мучить, он сразу входит состояние той или инойненулевой степени приятности — до тех пор, пока его не начнёт мучить что-нибудь ещё.

Комплементаризм как бренд

Симпатизанты идей комплементаризма порой говорят, что не понимают, какие действия в связи с этими идеями следует совершать. Это несколько удивляет, поскольку я об этом писал непосредственно и неоднократно.

 

Вначале речь шла об индивидуальной практике. Но при осознании того обстоятельства, что стратегия комплементаризма требует нетривиальных умственных усилий, попросту говоря долго думать над теми или иными поступками, как бы приспособить их ко всем высшим ценностям, приходит понимание, что в помощь индивиду должны быть созданы комплементарные общественные институты. Институт штука долгоиграющая, то есть собственно стратегическая, и при её создании как раз можно подумать подольше, чтобы индивиду затем уже думать было не надо, а можно было лишь воспользоваться уже готовым решением. Притом комплементарные институты, за исключением государства, не обязаны быть движимы комплеметаристами-индивидами. Комплементарное государство может существовать лишь тогда, когда состав правителей привержен взаимодополнению всех высших ценностей. Любой же другой комплементарный институт может функционировать за счёт взаимодополнения усилий разных людей, каждый из которых может и не быть комплементаристом. Например, в комплементарном институте общественного питания повар может быть гедонистом, директор блюстителем здоровья, а обслуживающий персонал состоять из фанатиков социальной гармонии.

 

Строительство подобных институтов вопрос не только общественной (государственной), но и частной инициативы. Знак комплементаризма, поставленный на товаре или заведении, многое о нём говорит, и является основанием для принятия решений стоящих перед выбором индивидов.

Читать далее

Комплементарное будущее

Обобщил для АПН планы наступления комплементарной цивилизации: http://www.apn.ru/publications/article33820.htm. Там все, как обычно, пишут об империи с геополитикой, Путине с Обамой, Греции с Украиной и социализме с капитализмом, а я знай всё о своём. В связи с ограничением объёма кое-что, правда, не вошло: про комплементарные свадьбы и брачные контракты, например, и про комплементарные компьютерные игры. Но общее представление вполне можно получить: кафе, магазины, клиники, банки, рейтинговые агентства, суды, вузы, храмы, искусство, социальные связи. Во всяком случае это ожидание чего-то нового, а не проекция в будущее нынешней оскомины.