Комплементаризм vs. экстремизм

Комплементаризм и экстремизм соотносительные понятия. Без комплементаризма и противопоставления ему экстремизм не может иметь никакого значения.

Комплементаризм — это признание возможности сосуществования разных мировоззрений, учений, религий, культур, цивилизаций. Экстремизм — это непризнание такой возможности.

Что значит сосуществование? Разнонаправленные динамические системы не могут сосуществовать, если они не дополняют друг друга. Они не могут просто находиться рядом, игнорируя друг друга. Они обязательно придут во взаимодействие, и это будет либо конфликт, либо сцепка, взаимодополнение.

Комплементаризм учит, что есть круг воззрений, которые могут дополнять друг друга как на уровне общества, так и на уровне личности. Нет требования, чтобы всякая личность принимала сразу несколько или все взаимодополнительные учения в их полном объёме. Но если это возможно для общества, это в принципе возможно и для личности.

Экстремизм учит необходимости дурной жертвы. Надо принять одно и пожертвовать всем другим, отвергнуть всё другое, попрать его. Вместе с другими учениями вы жертвуете и их высшими целями, отвергаете и попираете их. Приверженцев всего другого вы можете в лучшем случае терпеть, то есть сдерживать свои ненависть и презрение по отношению к ним. Такое сдерживание всегда временно, и любая терпимость есть лишь тонкая оболочка экстремизма.

Следует подчеркнуть, что экстремизм не то же самое, что эксклюзивизм, то есть убеждение в том, что высшая цель, которая провозглашается каким-то учением, может быть достигнута только благодаря этому учению, исключительно посредством метода, заложенного в этом учении. Экстремизм выходит за пределы эксклюзивизма и направлен не на утверждение, а именно на отрицание всех других целей, а значит и всех других учений как средств их достижения. Он стремится сделать человека и общество одномерными, уплощёнными, то есть по сути мёртвыми.

Поэтому комплементаризм может служить прекрасным тестом для выявления экстремизма.

Первая реакция экстремиста — нежелание вообще слушать и вникать во что бы то ни было. Экстремизм в своей глубине отрицает разум и чужд всяких аргументов. Экстремист хочет быть слепым и чтобы другие были слепы. Само существование другого воззрения для него нестерпимо болезненно. Вот почему ксенофобия, фанатизм, агрессия всегда сопутствуют экстремизму. Если же вы предъявите экстремисту возможность взаимодополнения учений, сам принцип сочетаемости разных воззрений, ярости его не будет предела.

Но даже если ярость будет подавлена и замаскирована, экстремизм легко обнаружить в отрицании, будь оно обосновано или нет. Если вы желаете бороться с экстремизмом и преодолевать его, следует помнить, что комплементаризм есть идеал, прямо противоположный экстремизму, и как таковой он есть лучший способ выявить экстремизм.

Imitatio humani et imitatio Dei

1. Иероглифы и конечные цели: “Китайская комната”
Если Сёрлу, сидящему внутри китайской комнаты, дать не императивную инструкцию, а набор задач, которые необходимо решить в ходе коммуникации, каждый иероглиф немедленно приобретёт для него какое-то, пусть сначала туманное, значение. Сёрл не знает китайского, но он видит реакции на тот или иной иероглиф и способен оценить степень их соответствия стоящим задачам. В зависимости от сложности задач со временем значение каждого иероглифа будет становиться всё яснее.

Комплементаризм для юристов: на примере исполнения наказаний

Моральные дилеммы — популярный философский жанр, в котором человеку предлагается выбирать между убийствами знакомых и незнакомых людей, между дружбой и любовью, между семьёй и Родиной, между жизнью и честью и проч. и проч. У всех этих разнообразных историй есть одна общая черта: персонаж злодея, который всё это организовал. У Филиппы Рут с её знаменитой вагонеткой это сумасшедший философ. В “Бэтмене” это Джокер. У Сартра речь уже идёт о нацистах. В знаменитом своей дилеммой романе Уильяма Страйтона “Выбор Софи” всё вообще происходит в Освенциме. Таким образом, моральные дилеммы едва ли отделимы от образа изувера, который ставит людей в такие условия. Можно сказать, что праотцом почти всех моральных дилемм является Прокруст.

Так вот, задача государства и права - быть чем-то противоположным изуверству, быть как можно дальше от нацизма и т.п. Государство и право должны создавать такие условия, чтобы человеку не приходилось ничем жертвовать, а наоборот, чтобы человек мог свободно осуществлять все высшие цели своей жизни. Жизнь и здоровье, имущество и свобода, доброе имя и общественное положение, брак и семья, труд и самореализация, убеждения и достоинство, образование и культура, покой и безмятежность, радость и счастье граждан — всё это конечные цели не только отдельных отраслей законодательства и отдельных государственных учреждений, но всего законодательства в целом и всей государственной системы. Ни одна норма и ни одно административное действие не должны противоречить ни одной из них.

Возникает закономерный вопрос: а что же эти самые злодеи, которые живут среди нас, как быть с ними? Разве государство и им должно создавать такие условия? Да, даже им государство должно создавать такие условия. Даже злодеям, что уж говорить о законопослушных гражданах. Несомненный злодей, изобличённый преступник является крайним и оттого наиболее наглядным примером, на котором можно показать комплементарные обязанности государства.

Начнём с того, что преступление и наказание существуют для государства только в измерении контроля. Контроль — это свобода распоряжаться по своему усмотрению ресурсами, признанными вашей собственностью. Вы можете распоряжаться своим телом, своим временем, своей физической силой, своими навыками, своим имуществом — как вам угодно, но в рамках аналогичной свободы других людей. Эта оговорка про ограничивающую свободу других всегда подразумевается (и зачастую прямо выражена) во всех нормативных актах. Государство призвано следить за тем, чтобы никто не преступал всеобщую меру свободы. Соответственно преступление — это вторжение в свободу других, ограничение их свободы. А наказание, таким образом, это уменьшение меры свободы преступника. Мера наказания высчитывается почти математически. Государство отнимает у преступника свободу в соответствии с тем, насколько он отнял свободу у других. Наказание должно быть соразмерно преступлению, однако не один к одному. Справедливость наказания — это соразмерность плюс милосердие. Древние государства отнимали око за око, зуб за зуб, и это было слишком жестоко. Ныне довольствуются тем, чтобы ограничить свободу преступника ровно настолько, чтобы он сам отучился ограничивать свободу других и чтобы потенциальные преступники задумались. Для нас, важно, однако, то, что государство отнимает именно свободу, а не что-то ещё. Даже отнимая жизнь посредством смертной казни, государство отнимает именно свободу, поскольку не верит, что тот или иной страшный преступник когда-нибудь отучится покушаться на чужую свободу и что ему подобных остановит какой-либо ограниченный срок. Впрочем, сегодня государства всё больше переходят в этих случаях к пожизненному ограничению свободы или даже просто к очень длинным срокам такого ограничения, заведомо превышающим возможный срок жизни преступника. Но ничего другого, помимо свободы, государство не отнимает. Государство не должно мучить мучителя, травить отравителя, оскорблять оскорбителя и т.п.

Таким образом, и в местах лишения (ограничения) свободы, то есть контроля индивида над своими ресурсами, этот индивид имеет права на осуществление всех прочих высших ценностей, то есть конечных целей человеческой жизни. И государство обязано их обеспечить.

Наиболее очевидный пример — здоровье. Все осуждённые преступники, какими бы злодеями они ни были, имеют право на то, чтобы условия их содержания не разрушали их здоровье. Они имеют право на своевременную и квалифицированную медицинскую помощь. Если какой-либо начальник делает что-то такое, что наносит ущерб здоровью осуждённых преступников, он сам становится преступником. Если этому способствует какая-либо норма, она является противоправной и подлежит отмене.

Менее очевидный на первый взгляд пример — удовольствие. Вроде бы места лишения свободы не созданы для удовольствия осуждённых преступников. Но они и не созданы для того, чтобы их мучить. Если какой-либо начальник так или иначе пытает осуждённых преступников или просто допускает пытки, он сам становится преступником. Если этому способствует какая-либо норма, она является противоправной и подлежит отмене. А как же удовольствие? Дело в том, что нейтральное состояние безболезненности — чисто теоретическая конструкция. Практически же, если человека перестают мучить, он сразу входит состояние той или инойненулевой степени приятности — до тех пор, пока его не начнёт мучить что-нибудь ещё.

Комплементаризм как бренд

Симпатизанты идей комплементаризма порой говорят, что не понимают, какие действия в связи с этими идеями следует совершать. Это несколько удивляет, поскольку я об этом писал непосредственно и неоднократно.

 

Вначале речь шла об индивидуальной практике. Но при осознании того обстоятельства, что стратегия комплементаризма требует нетривиальных умственных усилий, попросту говоря долго думать над теми или иными поступками, как бы приспособить их ко всем высшим ценностям, приходит понимание, что в помощь индивиду должны быть созданы комплементарные общественные институты. Институт штука долгоиграющая, то есть собственно стратегическая, и при её создании как раз можно подумать подольше, чтобы индивиду затем уже думать было не надо, а можно было лишь воспользоваться уже готовым решением. Притом комплементарные институты, за исключением государства, не обязаны быть движимы комплеметаристами-индивидами. Комплементарное государство может существовать лишь тогда, когда состав правителей привержен взаимодополнению всех высших ценностей. Любой же другой комплементарный институт может функционировать за счёт взаимодополнения усилий разных людей, каждый из которых может и не быть комплементаристом. Например, в комплементарном институте общественного питания повар может быть гедонистом, директор блюстителем здоровья, а обслуживающий персонал состоять из фанатиков социальной гармонии.

 

Строительство подобных институтов вопрос не только общественной (государственной), но и частной инициативы. Знак комплементаризма, поставленный на товаре или заведении, многое о нём говорит, и является основанием для принятия решений стоящих перед выбором индивидов.

Читать далее

Комплементарное будущее

Обобщил для АПН планы наступления комплементарной цивилизации: http://www.apn.ru/publications/article33820.htm. Там все, как обычно, пишут об империи с геополитикой, Путине с Обамой, Греции с Украиной и социализме с капитализмом, а я знай всё о своём. В связи с ограничением объёма кое-что, правда, не вошло: про комплементарные свадьбы и брачные контракты, например, и про комплементарные компьютерные игры. Но общее представление вполне можно получить: кафе, магазины, клиники, банки, рейтинговые агентства, суды, вузы, храмы, искусство, социальные связи. Во всяком случае это ожидание чего-то нового, а не проекция в будущее нынешней оскомины.

Мониторинг мировоззрений

Центр изучения и развития межкультурных отношений представляет проект “Мониторинг мировоззрений”.

 

Суть проекта

• Аутентичные носители тех или иных мировоззрений, представители тех или иных духовных движений коротко, в течение одной-трёх минут, отвечают на жизненно важные вопросы, в основном связанные с этическими дилеммами, раскрывая специфику своих взглядов на мир.

• Эти ответы записываются на видео и помещаются на интернет-портал проекта.

• Посетители портала среди ответов на один и тот же вопрос выбирают тот, что им ближе всего.

• Результаты выбора фиксируются, подсчитываются и демонстрируются всем желающим.

 

При этом выбор того или иного ответа осуществляется вслепую, то есть посетитель изначально не знает, к какому именно мировоззрению, движению, течению относится тот или иной выступающий.

Посетитель, таким образом, выбирает ответы исключительно по их содержанию.

Он может узнать о принадлежности того или иного ответа только после сделанного выбора.

 

Данный принцип обеспечивается следующими мерами:

1) названия мировоззрений или духовных движений изначально не предоставляются;

2) лица и фигуры выступающих затемняются, их голоса изменяются техническими средствами;

3) из текстов выступлений исключается специфическая лексика, характерная именно для того или иного мировоззрения или духовного движения; это касается также имён исторических деятелей или мифологических персонажей.

 

Механизм работы

1. Учёт предпочтений, сделанных посетителями в пользу того или иного мировоззрения, будет осуществляться непрерывно, без ограничения сроков, без обязательной регистрации посетителей, по IP-адресам. Результаты будут демонстрироваться в режиме онлайн и будут отражать как выбор посетителей в рамках той или иной темы, так и суммарное отношение к тому или иному мировоззрению по всем вопросам.

2. В каждой из тем выбор можно будет сделать только один раз.

3. Сделав свой выбор, посетитель получает доступ ко всей информации относительно мировоззрений и духовных движений, представленных в той или иной теме. Он может увидеть видео без затемнения и модуляции голоса выступающего. Кроме того, ему предоставляется справка об интересующих его мировоззрениях со ссылками для дальнейшего изучения.

4. Темы на портале будут добавляться не реже одного раза в месяц. Заменить видеоролик в той или иной теме, изъять его оттуда или добавить новый можно будет в любой момент. Информация обо всех обновлениях будет доступна всем посетителям портала.

5. Основные материалы будут размещаться на двух языках – русском и английском (в видеороликах – с соответствующими субтитрами).

 

Тематика

Представители различных мировоззрений будут отвечать на вопросы, обладающие вечной актуальностью. Речь идёт, прежде всего, о жизненно важных, насущных нравственных вопросах, с которыми так или иначе сталкивается каждый и решение которых связано с определёнными взглядами на мир, способно раскрыть глубины того или иного миросозерцания.

Примеры предлагаемых тем: отношение к разводу, отношение к военной службе, отношение к ростовщичеству, отношение к самоубийству, отношение к физическому бессмертию, отношение к вегетарианству, отношение к алкоголю, отношение к полигамии, отношение к эвтаназии, отношение к смертной казни, отношение к однополым бракам, отношение к абортам, отношение к сопротивлению злу насилием и так далее и тому подобное.

На портале исключается обсуждение актуальной политики, конкретных личностей, скандалов или иных резонансных событий. Вместе с тем, различные события могут оживить интерес к тем или иным вечным вопросам, и это обязательно будет учитываться в тематической политике проекта. Например, одной из первых тем будет многожёнство.

 

Участники

Мониторинг будет включать представителей православия, ислама, иудаизма, буддизма, атеизма, а также менее известных, в том числе стигматизированных, мировоззрений и духовных движений.

 

Финансирование

«Мониторинг мировоззрений» является идеологически нейтральным проектом. Он не ассоциируется ни с одним духовным или идеологическим движением, не ангажирован им и не контролируется им. В рамках проекта будет сделано всё, чтобы установить абсолютно равные технические, информационные и иные условия для различных мировоззрений и духовных движений.

Поэтому финансирование осуществляется за счёт добровольных пожертвований.

 

Реквизиты:

АНО «Центр изучения и развития межкультурных отношений»

119571, г. Москва, Проспект Вернадского, 127-2

ИНН/КПП 7729456789/772901001

ОГРН 1157700005077

Расчётный счёт 40703810902830000013

Корреспондентский счёт 30101810200000000593

БИК 044525593

Банк: АО «АЛЬФА-БАНК»

Концепция комплементаристского банка

Деньги как раз та сфера, где нужно применить все возможные дисциплинарные ограничения. По сравнению с тем, правильно ли устроены финансы, выглядит глубоко второстепенным, пьёшь ли ты, строго ли постишься, часто ли молишься. Особенно ясно это в наши дни, когда ты можешь быть пьяницей, гулякой, безбожником, а также больным, дурным, мерзким и проч., но если у тебя много денег, тебе зачитывается успех. Один этот материалистический критерий в глазах людей перевешивает всё остальное, что вполне раскрывает нам природу современной цивилизации.

Соответственно ведут себя и финансовые институты. Многие из них декларируют какую-то корпоративную философию, но всё это фикция. Никто ей не следует, и зачастую она устроена так, что в принципе невозможно понять, следуют ли ей. За отсутствием подлинной философии скрываются бездны злодеяний, полные разврат и разложение. В отношении банков слово “разврат” звучит не так привлекательно, как в отношении индивида, не правда ли.

Банк не только должен подчиняться общим правилам осуществления всех высших ценностей, включая максимальную прозрачность. У комплементаризма есть и специальные правила, относящиеся к трём сторонам банкинга:

1) собственность;

2) как движутся деньги;

3) куда движутся деньги.

 

Читать далее

Власть и достоинство

Материалисты яростнее всего нападают на христианство, хотя основное противоречие существует между материализмом и исламом. Современный материализм в известном смысле порождён христианством: порыв к деятельному преображению действительности вызвал интерес к контролю над различными её частями, а затем и над нею в целом. Христианство и материализм, деятельная любовь и власть над вещами, самореализация и контроль тесно связаны и даже произвели гибрид, сиявший недолго, но ярко.

А вот между контролем и достоинством, между властью над вещами и единобожием есть фундаментальная нестыковка. С точки зрения единобожия маниакальное желание всё контролировать, вера в себя как в хотя бы потенциального властителя природы есть самообожествление, то есть худшая форма идолопоклонства. С точки зрения власти над вещами всецелое полагание на некое запредельное Существо, предание себя Его власти есть добровольная беспомощность, худшая форма бегства от стоящих задач и работы над ними. По-настоящему стремящийся к контролю даже фильмы не может смотреть спокойно, ведь его вниманием манипулируют при помощи монтажа. Что же говорить о доверии всей своей жизни кому бы то ни было. Единобожник, напротив, готов “сидеть на берегу реки” до последних времён в ожидании, когда Аллах явит свою волю, а если что и делает, то спустя рукава, сознавая себя песчинкой, от которой ничего не зависит. Позиции материалистов и мусульман должны быть друг другу ненавистны.

Читать далее

Наука в 9 измерениях

Наука не есть предельно критичное исследование. Предельно критичное исследование отвлечено от решения каких-либо насущных задач и поэтому не нуждается ни в каких допущениях. Если же нам что-то надо, как правило управлять чем-либо, приходится делать различные допущения. Например, что это нечто, которым мы хотим управлять, существует и существует обособленно, что оно будет сопротивляться нашим действиям, что мы тем не менее можем преодолеть это сопротивление и что, подчинив себе это нечто, будем менее несчастны. Такова современная материалистическая наука. В ряде частных случаев она не считает зазорным делать ещё массу допущений. Идеальная, чисто скептическая наука была бы далека от математического естествознания. Идеальная наука есть праздное, отрешённое созерцание. Идеальная наука есть философия в её античном понимании.

Современная наука ставит любопытство и жажду контроля на службу людям. Помощь ближнему требует точности. Точность есть частный случай добросовестности. Современная наука есть доведённая до предела добросовестность. Любое дело, в котором люди стараются быть добросовестными, неизбежно пропитывается возможно точной наукой.

Научное сообщество блюдёт добросовестность своих членов. Там разработана система ритуалов, призванных удостоверить добросовестность учёного. В это сообщество непросто попасть, его врата охраняет множество испытаний, устных и письменных. Старшие следят за младшими, младшие бросают вызов старшим ещё большей добросовестностью. Учёный, не признанный другими учёными, не учёный. Его исследования не наука.

В то же время наука есть попрание всех авторитетов и идолов. Один из основоположников современной науки даже их перечислил: идолы рода, идолы пещеры, идолы площади, идолы театра. Наверняка он кого-то упустил, во тьме скрываются и другие. В основе противостояния им таится вера в трансцендентный источник всякой истины. Вещи познаются не из самих вещей, что бы они ни пытались нам навязать. Наоборот, мы навязываем вещам некую трансцендентную меру.

Наука есть удовольствие для сравнительно немногих извращенцев. Своего рода BDSM с материей, всё равно живой или неживой. С этими людьми, как правило, тяжело общаться, и им тяжело общаться с другими. Они подобны вампирам, только хуже, так как ни днём, ни ночью не вылезают из своих склепов, в которых режут, травят и мучают животных ещё множеством немыслимых способов.

Единственный смысл науки, оправдывающий всё это насилие над природой, продление жизни. Хотя очень странно находить жизнь в поисках смерти, ведь наука в целом изначально подчинена совершенствованию оружия, но каким только способом естество ни пробивает себе дорогу.

Учёные — это шаманы, сошедшие с ума. Они перестали узнавать духов, с которыми общаются. Духи идут им навстречу, словно больным родственникам, обеспечивая впечатление реальности неживого мира и успеха в нём. Но долго ли они будут терпеть эту непочтительность. Не разгневаются ли и не оставят ли учёных один на один с их безумием. Представьте себе, что вы решили изучить Путина. Или хотя бы поставить эксперимент над полицейским. А ведь духи сто крат грознее.

Впрочем, пусть призраки сколь угодно систематично исследуют собственные галлюцинации. Пристрастие к точности при изучении видений видений — что может быть поучительнее.