Второе осевое время

Большинство датировок сотворения мира, от которых ведётся то или иное традиционное летоисчисление, приходятся на период от 5500 до 2300 года до н.э. Это совпадает со временем возникновения письменности – от тэртерийских табличек до оформления клинописи. Если помнить, что быть значит быть для кого-то, а сотворение есть интродукция чего-то кому-то, то это вполне имеет смысл. Мир как связная последовательность возник для человека вместе с возникновением письменной речи.


Тэртерийские таблички

 

Как известно, язык – дом бытия. Для тех, кто не обладает языком, вы существуете будто в тумане, ваше бытие не вполне проявлено, оно как бы мерцает. Вполне существуете вы именно для тех, кто осмысляет вас через язык. Точно так же и вы окликаете из небытия или полубытия тех, кто или что существует для вас. Пока вы это не осмыслили посредством языка, оно для вас существует на уровне доязыковой неопределённости. В языке же оно обретает определённость и полноту бытия. Письменность же есть высшая определённость языка, и особенно потому, что она позволяет фиксировать время в любом его масштабе, формируя память за пределами индивидуальной.

Читать далее

Созидательство

Созидание – это перевод чего-то, неважно чего, из небытия в бытие, независимо от того, ради чего это делается. Созидание присутствует в нашей жизни не только как подчинённая ценность, как созидание ради чего-то другого, но и как высшая ценность, как созидание ради созидания.

Эту ценность мы можем обнаружить шестью способами.

Во-первых, в обыденном языке. Характеристики “созидательный”, “конструктивный”, “продуктивный”, “творческий”, “креативный” являются безусловно положительными для очень многих вещей, от самых распространённых до самых возвышенных.


Продуктивизм как подход к экономике в противовес консьюмеризму

 

Во-вторых, в обыденном опыте, особенно детском. Многие из нас переживали эти азарт и самозабвение творчества, строительства или собирания чего-то, когда мы даже не задумывались над тем, какая от этого будет польза и вообще какова будет судьба созданного.

Читать далее

Свобода и покорность

Высшая покорность состоит в том, чтобы принять дарованную тебе свободу. Свобода невыносима, и многие желали бы, чтобы её не было. Прямо сейчас многие хотят, чтобы Вдохновитель принудил их прийти к Нему, лишив всякого выбора. Они расценивают любой выбор как соблазн и зло. Но в этом добровольном стремлении к автоматизму проявляется бунт против Творца, Который желает, чтобы ты выбрал Его сам, в совершенной свободе, ради чего она тебе и дана.


Tintoretto, Creazione degli animali, 1550-1553

Даже ислам, который ассоциируется с безвольной покорностью, признаёт эту свободу, что уж говорить о прочих исторических формах монотеизма. Сам призыв предать себя Богу не имел бы никакого смысла, если бы ты не мог предать себя чему-нибудь ещё. Поэтому Коран многократно говорит: «Если бы Аллах пожелал, то сделал бы вас одной общиной, однако Он разделил вас, чтобы испытать вас тем, что Он даровал вам. Состязайтесь же в добрых делах. Всем вам предстоит вернуться к Аллаху, и Он поведает вам о том, в чём вы расходились во мнениях» (5:48); «Если бы Господь твой восхотел, то все до одного, кто только есть на земле, уверовали бы. А потому и ты принудишь ли этих людей к тому, чтобы они стали верующими?» (10:99); см. тж. 2: 253, 256, 10:108, 36:66–67 и др.


Симург возвращается в гнездо к Залю, миниатюра из манускрипта Шахнаме шаха Тахмаспа, 1530-е
(Симурга можно считать своего рода символом телеонавтики)

Если выражаться современным жаргоном, Бог не хочет быть «душным». Вдохновитель вне свободы перестаёт вдохновлять, то есть Бог перестаёт быть Богом и подменяется чем-то либо кем-то другим. Поэтому Он не только оставляет выбор, но делает его гибким и разнообразным. Не только «чего ты хочешь – на дачу или чтобы тебе оторвали голову». Не только «жизнь и смерть, благословение и проклятие». Всякие условность, однообразие и даже обозримость выбора делают его недействительным. Выбор должен быть если не бесконечным, то во всяком случае неопределённым по своей широте. И таким, чтобы он был необязательно противопоставлен своему Источнику. То есть значительная часть альтернатив может и должна быть своего рода манифестацией Вдохновителя и, по выражению известного кесарийского епископа, приготовлением к Евангелию.


Sawai Chinnawong, Pentecost, 1997

Беседа разочарованного со своими Ба

Хочу начать новую псевдоигру. Синтез “Мировоззрений”, комплементариума и телеонавтики. Один казус. Роли заранее заданы, и они одинаковые. Казус Разочарованного. Разочарованный и его няньки.

Разочарованный не в силах принять ни одной из существующих высших ценностей и ужасно страдает. Он не в состоянии ничего делать и мечтает о самоубийстве. Няньки, которые всей душой жалеют Разочарованного, должны дать ему какую-то новую ценность. Они, конечно, выступают каждая с позиций своих ценностей, но, во-первых, разочарованный уже в них разочарован, а во-вторых, между няньками конкуренция. Поэтому надо найти новую высшую ценность, которая, однако, будет устраивать большинство нянек. Няньки предлагают варианты и критикуют друг друга. Разочарованный объясняет, почему ему не подходят уже известные ценности, и критикует вновь предлагаемые.

Читать далее

Ступени удовольствия

Удовольствие — это обобщение.

Что общего между чувством насыщения и чувством выполненного долга? Мы говорим, что то и то приятные чувства. Но в самой их фактуре нет ничего, что их бы объединяло, они слишком разные. Самим представлением о приятном мы обобщаем самые различные ощущения в связи с реализацией тех или иных ценностей.

Таким образом уже первичные удовольствия связаны с сознанием, это сознание осуществления той или иной ценности. В этом смысле удовольствия зависимы от других ценностей, являются производными от них.

Читать далее

15 признаков высшей ценности

Высшая ценность
1) является тем, что можно так или иначе пережить в личном опыте (экспириентальность);
2) является тем, с принципиальной неосуществимостью чего невозможно смириться (необходимость);
3) является тем, чему можно посвятить всю свою жизнь и/или ради чего можно отдать свою жизнь (экзистенциальность);
4) может быть главным предметом устремлений, конечной целью всей деятельности (телеологичность);
5) может быть тем, ради чего всё остальное, а не тем, что само ради чего-то ещё (предельность);
6) может быть источником всех оценок, задаёт оценочную шкалу, в рамках которой можно оценить в том числе любое явление или поведение (нормативность);
7) открывает и отражает определённое измерение бытия и определённый аспект личности (онтологичность);
8) может быть усвоена любым разумным существом независимо от его индивидуальных особенностей или принадлежности к той или иной категории (универсальность);
9) независима от обстоятельств и сохраняет свою значимость во всех возможных мирах (аналитичность);
10) задаёт картину мира, а не следует из заранее данной картины мира (метафизическая нейтральность);
11) не может надоесть или как-нибудь ещё обнаружить свою ограниченность (неисчерпаемость);
12) является тем, на чём можно остановиться, может проецироваться в вечность (вечностность);
13) может быть представлена как абсолют за пределами повседневности или природы (трансцендируемость);
14) несводима к другим ценностям, не является производной от них (первичность);
15) является доминантой, вокруг которой сформировались одна или несколько историко-мировоззренческих традиций либо духовных движений (культурно-историческая значимость).

Некоторые пояснения.

Список существенно расширился по сравнению с двумя предыдущими вариантами (здесь и тут), появились новые признаки.

Крайне важна экспириентальность. Если ценность нельзя пережить, это не высшая ценность. Это работает в том числе с теми ценностными проявлениями, которые, казалось бы, уже не имеют к нам отношения. Например, состояние мира вы можете пережить, поэтому можете умереть за мир во всём мире. И состояние единения с бытием вы можете пережить, поэтому можете умереть за экологию. Да, экологическое движение является по своей сути языческим.

Тут существенны два аспекта. Во-первых, экспириентальность означает, что высшая ценность не может быть совершенно отделена от её носителя и быть каким-то абстрактным “положением дел” либо просто какой-то вещью. Во-вторых, она всегда ему понятна по крайней мере на уровне чувств.

Второй новый признак — необходимость. Он означает, что высшие ценности не где-то там за седьмыми небесами. Они в известном смысле насущны, хотя и необязательно в своём предельном виде. Например, многие вполне могут обойтись без власти над миром, но невозможность вообще как-либо влиять на происходящее с вами — это уже нестерпимо. Многие вполне могут обходиться без призвания, но принципиальная невозможность хоть как-то помогать другим невыносима. Все такие состояния расцениваются как ад даже теми, для кого та или иная ценность не является высшей. Данный признак может оказаться чрезвычайно важным для обнаружения новых высших ценностей. Без принципиальной осуществимости чего ещё мы не можем обойтись?

Пирамида Маслова в свете телеософии

Мотивационная иерархия, созданная Абрамом Самуиловичем Масловым, существует в нескольких версиях. Базовая состоит из пяти ярусов, расширенные обычно включают семь или восемь.

Первый ярус — так называемые физиологические мотивы. Физиологическими они названы вовсе не из-за своей природы, как многие думают, а из-за того, что все они непосредственно связаны с поддержанием индивидуальной жизни. Упоминаемая среди них, например, необходимость убежища не физиологична. Именно поэтому, кстати, секс, хотя многие относят его к физиологии, был вынесен из этого яруса критиками и позднейшими продолжателями Маслова и переставлен двумя ступенями выше. С точки зрения телеософии данный ярус можно назвать даосским.

Второй ярус — безопасность. Безопасность не то же самое, что непосредственное поддержание жизни. Жить можно и в опасности, а для некоторых “жизнь без риска как еда без соли”. Безопасность — это минимум контроля. В некоторых обстоятельствах, например, безопасность требует определённой суммы денег. Поэтому второй ярус с точки зрения телеософии можно назвать материалистическим.

Третий ярус — общность и любовь. В данном случае имеется в виду включённость в некое целое и окружённость родными людьми. То есть речь идёт не о христианской деятельной любви и не о конфуцианском социальном ладе. Речь идёт о семье, малой или большой. Поэтому с точки зрения телеософии третий ярус можно смело назвать языческим.

Четвёртый ярус — уважение. Тут всё очевидно. Это конфуцианский ярус.

Пятый ярус базовой версии — так называемая самоактуализация. Этот случай мы уже разбирали: под мудрёным канцеляризмом скрывается самая что ни на есть христианская деятельная любовь. Товарищ Маслов поставил христианство на вершину своей знаменитой пирамиды в её базовой версии.

В расширенных версиях между уважением и самоактуализацией есть ещё две ступени.

Пятый ярус расширенной версии — познание. Тут тоже всё понятно. Для телеософии это скептическая ступень.

Шестой ярус расширенной версии — эстетика. Удивительно, но гедонизм оказался у сурового Абрама Самуиловича на довольно высокой ступени. То есть пока со всем предыдущим не разберёмся, удовольствие от жизни не получим. Человек старой школы.

В расширенной версии христианский ярус идёт седьмым, а восьмым иногда добавляется так называемая трансцендентность. В принципе трансцендировать можно любую из предшествующих ступеней. Поддержание жизни можно представить как поиск бессмертия за пределами тела (“освободившись от трупа”, как говорят даосы), безопасность как власть над миром (“пока не подчиню всё на свете, не буду в безопасности”), принадлежность к семье как единение со всем бытием, уважение как космический лад, познание как сверхпостижение запредельной истины, эстетику как испепеляющую потустороннюю красоту, самоактуализацию как уподобление Творцу мира.

Если же смотреть на это с точки зрения телеософии, то вне пирамиды остались ещё два звена комплементарного круга — свобода от зависимостей и достоинство. Оба мотива можно назвать “немирскими”, так как они не только в перспективе, но и по самой своей сути постулируют трансцендентную реальность. Свобода от зависимостей прямо говорит о том, что возможно некоторое состояние, когда вы не привязаны ни к чему, в том числе к своему собственному существованию, то есть состояние за пределами бытия и небытия. Достоинство с необходимостью предполагает, что существует некий трансцендентный Источник нашей судьбы, прерогативами которого нельзя наделять никакую посюстороннюю сущность. В обоих случаях практическим следствием становится некоторое (хотя и разное по характеру) пренебрежение мирскими делами и благами. В зависимости от того, какой из вариантов мы выберем, восьмую ступень с точки зрения телеософии можно будет назвать буддийской или исламской. Неслучайно же эти два воззрения поделили между собой Восток. Впрочем, изредка можно встретить и девятиярусные версии пирамиды.

Таким образом, пирамида Маслова охватывает собой все или почти все конечные цели человеческой жизни из комплементарного круга. Такое бывает, даже у Гегеля в его схеме развития религий выпал ислам.

Наиболее критикуемой стороной концепции Маслова является сама иерархия. Общая претензия состоит в том, что, дескать, её можно выстроить в любом порядке. В общем это, конечно, так, и всё зависит то того, какой из элементов иерархии мы выберем в качестве критерия. Но в то же время есть такой технический критерий, как неотложность. Именно его можно применять в ситуациях, когда комплементарные высшие ценности вступают в тактические противоречия друг с другом. Есть основания считать, что именно его (в том или ином понимании) положил Маслов и в основу своей пирамиды.

Телеонавтика и пограничные ситуации

Не для слабонервных. И вообще, см. дисклеймер к подобным материалам.

Странно, что людей, которым выносят смертельный диагноз, не ставят немедленно на специальный полицейский учёт. Когда врач объявляет больному, что тот обречён, тут же должен присутствовать полицейский, который разъяснит умирающему его новые обязанности и новое ограничение его прав. Ведь по сути такой человек совпадает с тем, что Уильям Тенн в своём “Сроке авансом” назвал допреступником. То есть он получил приговор, не совершив преступления, а значит теперь страх наказания не может его остановить. Разве цивилизация, которая делает ставку именно на этот страх, может позволить себе, чтобы приговорённые свободно гуляли среди ещё боящихся. С этой точки зрения такие люди могут совершить что угодно.

Близки к данной категории особо опасных и вообще все глубокие старики. Жизнь позади, смерть кажется близкой, каких-то ещё благ ждать не приходится — одни уже недоступны, другие приелись либо разочаровали. В принципе они могут решиться на любой эксперимент. С точки зрения общества, в котором нормальными признаются только материалистические и гедонистические устремления (даже различные религии в нём всё больше отождествляются с психическими отклонениями), подобная открытость новому исключительно страшна.

Где-то рядом с этой зоной риска пребывают инвалиды. Да, многие из них ещё мучительно хотят и боятся того же, что и все прочие люди, но длительный опыт инвалидности в сочетании с психическим здоровьем может освободить их от подобного бессмысленного утыкания в глухую стену.

Наконец, есть и совсем ужасающие случаи — люди с врождённой ангедонией, анальгезией и социопатией. То есть изначально нечувствительные к фундаментальным стимулам, на которые опирается весь современный общественный порядок.

Все эти аутсайдеры находятся по крайней мере в латентном конфликте с мейнстримным обществом. Из-за этого плохо и тем, и другим. Отчего бы в таком случае не воспользоваться ситуацией всем во благо. Пусть те люди, которые невольно выпали из системы целей общества, обратят минусы своего положения в плюсы и устремятся к поиску новых целей. Отчего бы не дать им, к примеру, свободу употреблять те или иные психомодифицирующие вещества. Понятно, что под наблюдением врачей и проч. Отчего бы не поощрить их творчество и не сделать его предметом изучения. Ведь это новая осмысленность и новая жизнь для тех, кто уже утратил надежду. И в то же время новая надежда для тех, кто всё ещё блуждает в трёх соснах стандартных желаний.

Outline of supreme values

Supreme/intrinsic value
1) is something you can experience one way or another (experientiality),
2) is something fundamental unrealizability of which you couldn’t live with (necessity),
3) is something you could devote all your life to and/or give your life for (existentiality),
4) could be the chief subject of all intentions and the ultimate end of all activities (teleologicality),
5) could be something for the purpose of what everything else is but not something that itself is for something else (ultimateness),
6) could be the source of all evaluations, sets the evaluation scale within which you could evaluate everything including any phenomenon or behavior (normativity),
7) unfolds and is indicative of certain dimension of being and certain aspect of personality (ontologicality),
8) could be acquired by any sentient being regardless of his or her individual peculiarities or belonging to one or another category (universalism),
9) valid in all circumstances, retains its importance in all possible worlds (analyticity),
10) sets a worldview, but does not result from a preset worldview (metaphysical neutrality),
11) could not possibly annoy or some other way manifest its limitation (inexhaustibility),
12) is something you can settle on, could be projected into eternity (eternitiness),
13) could be presented as the absolute beyond mundanity or nature (transcending capability),
14) is irreducible to any other value, is not a derivative from them (primacy),
15) is a dominant focus around which one or more worldview-historical traditions or spiritual movements were formed (cultural-historical significancy).

1. Complementary supreme values
These values may be in situational contradictions with each other, but in general they contribute to the implementation of each other, and they complement each other strategically.

Health
General definition: remoteness from death.
Semantic field: self-preservation, survival, life, vigor, energy, longevity.
Opposite: disease.
Extreme points of the scale: eternal youth — death.
Counterpart in psychology: zest for life (joie de vivre).
Counterpart in Indian culture: ayush (life, आयु).
Counterpart in Chinese culture: kangning (physical and mental health, 康寧), shou (longevity, 壽), xian (immortality, 仙).
Counterpart in worldview-history: Taoism.

Control
General definition: ability to manage circumstances in strict accordance with a plan.
Semantic field: benefit, utility, wealth, power, strength, freedom, domination, power.
Opposite: helplessness.
Extreme points of the scale: absolute power — slavery.
Counterpart in psychology: a sense of control.
Counterpart in Indian culture: artha (means of life, अर्थ).
Counterpart in Chinese culture: fu (wealth, 富), gui (official career, 貴), li (benefit, 利).
Counterpart in worldview-history: Materialism.

Social harmony
General definition: mutual concord with others.
Semantic field: mutual sympathy, mutual understanding, unanimity, congruence, conformity, tact, ceremoniousness, good fame.
Opposite: disharmony.
Extreme points of the scale: cosmic order — chaos.
Counterpart in psychology: rapport.
Counterpart in Indian culture: yazas, yashas (honor, यशस्).
Counterpart in Chinese culture: shu (reciprocity, 恕), li (order, 理), li (decency, 礼), da tong (great unity, 大同).
Counterpart in worldview-history: Confucianism.

Freedom from addictions
General definition: overcoming painful dependence on anything.
Semantic field: tranquility, serenity, detachment, passionlessness, freedom from suffering.
Opposite: enslavement and dazzlement by desires.
Extreme points of the scale: nirvana — unquenchable thirst.
Counterpart in psychology: calm.
Counterpart in Indian culture: nirvana (निर्वाण), bodhi (बोधि).
Counterpart in Chinese culture: niè-pán (涅槃).
Counterpart in worldview-history: Buddhism.

Prosperity of a family
General definition: being encircled by one’s own kin.
Semantic field: reproduction, domesticity, clannishness, multiplicity of kindred, folk flourishing, union with the whole being.
The opposite: loneliness.
Extreme points of the scale: unity with all things — complete alienation.
Counterpart in psychology: feeling oneself as a part of the whole (participation, oceanic feeling).
Counterpart in Indian culture: moksha (मोक्ष), tat tvam asi (thou art that, तत्त्वमसि).
Counterpart in Chinese culture: zi sun chung (many sons and grandchildren, 子孫眾多).
Counterpart in worldview-history: All forms of Vernacular religions.

Knowledge
General definition: the pursuit of knowledge for the sake of knowledge itself, and not for the sake of something else.
Semantic field: curiosity, desire for newness, research interest, impartiality, doubt.
Opposite: ignorance.
The extreme points of the scale: absolute truth — delusion.
Counterpart in psychology: awareness.
Counterpart in Indian culture: jnana (knowledge, ज्ञान), satya (truth, सत्य).
Counterpart in Chinese culture: zhi (knowledge, 知), di (truth, 諦).
Counterpart in worldview-history: Skepticism.

Pleasure
General definition: any agreeable sensations.
Semantic field: delight, contentment, enjoyment, fun, euphoria.
The opposite: discontent.
Extreme points of the scale: bliss — anguish.
Counterpart in psychology: pleasure.
Counterpart in Indian culture: kama (passion, काम).
Counterpart in Chinese culture: si (joy, 喜), feng liu (wind and flow, 風流).
Counterpart in worldview-history: Hedonism.

Self-realization
General definition: inspired help to others.
Semantic field: active love, vocation, favorite occupation, diligence, enthusiasm.
The opposite: vacancy.
Extreme points of the scale: eternal inspiration — aversion to everything.
Counterpart in psychology: flow.
Counterpart in Indian culture: dharma (duty, धर्म).
Counterpart in Chinese culture: ren (philanthropy, 仁), li ai (love that bears favor, 利愛).
Counterpart in worldview-history: Christianity.

Dignity
General definition: the refusal to endow the imperfect with the rights that only an all-perfect being can possess.
Semantic field: inflexibility, immovability, perseverance, steadfastness, monotheism, non-fussiness.
Opposite: groveling.
The extreme points of the scale: disregard of all idols — idolatry.
Counterpart in psychology: self-esteem.
Counterpart in Indian culture: ishvara-pranidhana (surrender to God, ईश्वरप्रणिधान), nirguna bhakti (devotion beyond images, भक्ति).
Counterpart in Chinese culture: junzi (lording master, 君子).
Counterpart in worldview-history: Islam.

Сreation
General definition: making something.
Semantic field: production, manufacture, fabrication, making, construction, formation, contrivance, creativity, development.
Opposite: destruction.
The extreme points of the scale: infinite creation — annihilation.
Counterpart in psychology: creative urge (élan créateur, élan vital).
Counterpart in Indian culture: nirmana (creation, निर्माण).
Counterpart in Chinese culture: chuàngjiàn (creation, 创建).
Counterpart in worldview-history: Creativism.

2. Borderline/mixed supreme values

These supreme values may not only enter into situational contradictions with others, but in general they may not contribute to the realization of other supreme values.

Victory
General definition: the suppression of any hostile actions.
Semantic field: dominance, preponderance, triumph, prevailment, success in a struggle, rout of the enemy.
Opposite: defeat.
Extreme points of the scale: the destruction of the enemy — the victory of the enemy.
Counterpart in psychology: a sense of superiority.
Counterpart in Indian culture: vijaya (विजया).
Counterpart in Chinese culture: shèng lì (胜利).
Counterpart in worldview-history: Zoroastrianism.

Peace
General definition: the complete absence of any anger and desire to harm anyone.
Semantic field: non-violence, quietude, silence, benevolence, goodwill, tranquillity.
The opposite: violence.
Extreme points of the scale: war against all — friendliness to all.
Counterpart in psychology: the absence of aggression.
Counterpart in Indian culture: ayoga kevali (silent omniscience, अयोग).
Counterpart in Chinese culture: an le (calm and joy, 安樂).
Counterpart in worldview-history: Jainism.

Reflection
General definition: disengaging oneself from all existing values.
Semantic field: self-awareness, critical thinking, wisdom, meditation, creative search.
The opposite: narrow-mindedness.
The extreme points of the scale: going beyond the usual — automatism.
Counterpart in psychology: introspection.
Counterpart in Indian culture: prajna (super-comprehension, प्रज्ञ).
Counterpart in Chinese culture: zhi (cunning, 智), sheng (perfect wisdom, 聖).
Counterpart in worldview-history: Philosophy as a specific lifestyle.

Speed
General definition: frequency of all kinds of adventures.
Semantic field: intensity, eventfulness, tempo, turbulence, ebullience, brightness, energy.
The opposite: calm.
The extreme points of the scale: abundant life — emptiness.
Counterpart in psychology: agitation.
Counterpart in Indian culture: carita (motion, चरित).
Counterpart in Chinese culture: yi (changes, 易).
Counterpart in worldview-history: Futurism, Punk and Rock movements.

Chaos
General definition: unpredictability of current and upcoming events.
Semantic field: suddenness, spontaneity, arbitrariness, contingency, eventuality, randomness, uncertainty, mess, anarchy.
The opposite: boredom.
The extreme points of the scale: fireworks of surprises — hopelessness.
Counterpart in psychology: anticipation.
Counterpart in Indian culture: adbhuta (wonder, अद्भुत).
Counterpart in Chinese culture: hundun (muddled confusion, 混沌).
Counterpart in worldview-history: Discordianism and Chaos magic.

3. Non-complementary supreme value
This value may situationally contribute to the implementation of other higher values, but in general it contradicts them, eliminates their implementation.

Non-existence
General definition: elimination of the very possibility of any perceptions.
Semantic field: annihilation, ruin, death, extermination, destruction, decay, disappearance, emptiness.
The opposite: life.
Extreme points of the scale: nothing — a whirlwind of being.
Counterpart in psychology: oblivion.
Counterpart in Indian culture: samhara (annihilation, संहार), pralaya (dissolution, प्रलय), bhedika (destruction, भेदिका).
Counterpart in Chinese culture: wu wu (absence of absence, 無無).
Counterpart in worldview-history: Nihilism.

Телеонавтические практики

Телеонавтические практики — это практики поиска новых конечных целей (высших ценностей) человеческой жизни, ради того чтобы прежние цели воспринимались в свободе и вдохновении (об этом см. один, два, три, четыре).

Начнём сразу с того, что для полноценного поиска новых конечных целей необходим целый международный институт с приличным финансированием. Хотя бы потому, что требуется постоянный мониторинг идейной жизни: где что новое или относительно новое появилось и как оно соотносится с тем, что уже было. Хоть в каменных джунглях, хоть в деревянных. Даже неказистые, безумные и едва заметные вещи в этой области могут оказаться чем-то очень ценным, что в будущем вырастет в громадные культурные движения. Точно так же надо шерстить прошлое — вдруг мы что-нибудь пропустили. Речь идёт о религии, идеологии, искусстве и всяких пограничных штуках. Любая декларация новой цели заслуживает внимания. И любое подобие новой цели, даже если не было никаких деклараций. Всё должно браться на карандаш, испытываться, заноситься в учётные карточки и т.п.

Далее, должны быть люди, которые не думают ни о чём, кроме новых целей. Делать они это могут как угодно. Пусть хотя бы вот просто сидят и ждут озарения. Хотят стоять на голове — пусть стоят. Хотят переориентировать традиционные религиозные обряды на телеонавтические задачи — пусть переориентируют. Хотят молиться Богу, чтобы Он открыл, какой другой конечной цели, помимо Него самого, можно посвятить свою жизнь — пусть молятся. Если им для всего этого нужно что-нибудь радикальное, это должно у них быть. Хотят экспериментировать с состояниями своего сознания — пусть экспериментируют. Выполняемая ими задача настолько важна, что возможно поставить под вопрос многие принятые ограничения. Речь может идти о своего рода резервациях или, например, о монастырях.

Два важнейших момента — информированность и результативность. Телеонавт должен знать, какие конечные цели уже открыты. Очевидно, что в противном случае он будет изобретать велосипед. Телеонавт должен владеть всеми критериями конечных целей. В противном случае он не будет понимать, что ищет. Телеонавтическое сообщество должно быть продуктивным, творческим. Нечто вдохновляющее в той или иной форме оно, это сообщество, должно выдавать с известной регулярностью, а лучше непрерывно. Один человек может остановиться и надолго замолчать. Сообщество должно бурлить. Потому что философские размышления, научные исследования, мистические озарения, художественные произведения, посвящённые поиску новых конечных целей — всё это тоже телеонавтические практики. Должна быть такая институция, и должны быть результаты её деятельности.